Перевести страницу

Новости

Бюрократия и право

Многие спрашивают, отвечаем:

"Вопрос терминологии: кабмин направил в Госдуму поправки к закону о шпионских устройствах


Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев поручил внести поправки в законодательство, чтобы дать определение понятию специальных технических средств, предназначенных для секретного получения информации. Теперь в законодательстве уточнят, какие устройства можно считать шпионскими. В правительстве считают, что неоднозначное толкование термина приводило к размытой интерпретации самой нормы и из-за этого в зоне риска оказывались граждане, купившие спецсредства для бытового использования. В 2017 году RT поднял дискуссию вокруг статьи УК «Незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации» (138.1 УК РФ). Как выяснил RT, зачастую по этой статье судили людей, которые приобретали «шпионские» устройства без преступного умысла.

Премьер-министр Дмитрий Медведев распорядился направить в Госдуму законопроект, разъясняющий термин «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации». Документ опубликован на сайте правительства. 

«В действующем законодательстве значение термина «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» (далее — СТС), не раскрыто. В целях устранения этой правовой неопределённости статью 138.1 Уголовного кодекса, предусматривающую ответственность за незаконный оборот СТС, предлагается дополнить определением понятия СТС», — отмечается на сайте правительства.  

Соответствующие изменения внесут также в статью 20.23 КоАП РФ («Нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации»).

В кабмине полагают, что разработанное определение СТС соответствует постановлению Конституционного суда от 31 марта 2011 года и позволяет отделить СТС от технических средств (предметов, устройств), которые по своим характеристикам, параметрам, свойствам и прямому предназначению рассчитаны лишь на бытовое использование массовым потребителем.

«Отсутствие этого термина в законодательстве приводило к размытому толкованию правовых норм. И в зоне риска могли оказаться те, кто приобретал такие спецсредства просто для решения бытовых проблем. Таких приборов становится всё больше. Поэтому нужно чётко разграничить приборы, которые используются в обычной жизни, и устройства, которые специально созданы для скрытного применения», — отмечал Медведев на заседании правительства в конце января 2019 года.

Предлагаемые поправки были разработаны ФСБ России.

«Под специальными техническими средствами, предназначенными для негласного получения информации, в настоящем кодексе понимаются приборы, системы, комплексы, устройства, специальный инструмент и программное обеспечение для электронных вычислительных машин и других электронных устройств независимо от их внешнего вида, технических характеристик, а также принципов работы, которым намеренно приданы качества и свойства для обеспечения функции скрытного (тайного, неочевидного) получения информации либо доступа к ней (без ведома её обладателя)», — говорится в тексте поправок.

ОРИЕНТИР ДЛЯ СЛЕДСТВИЯ

В декабре 2018 года пленум Верховного суда принял постановление, согласно которому владельцев СТС нельзя привлекать к уголовной ответственности, если они купили устройство для личных целей, а не ради «посягательства на конституционные права граждан».

«Не могут быть квалифицированы по статье 138.1 УК РФ действия лица, которое приобрело предназначенное для негласного получения информации устройство с намерением использовать, например, в целях обеспечения личной безопасности, безопасности членов семьи, в том числе детей, сохранности имущества или в целях слежения за животными и не предполагало применять его в качестве средства посягательства на конституционные права граждан», — говорится в постановлении пленума Верховного суда.

Также в ВС отметили, что необходимо «исключить случаи необоснованного привлечения к уголовной ответственности» лиц, не догадывающихся об истинном предназначении гаджета.

«Само по себе участие в незаконном обороте специальных технических средств не может свидетельствовать о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьёй 138.1 УК РФ, если его умысел не был направлен на приобретение и (или) сбыт именно таких средств (например, лицо посредством общедоступного интернет-ресурса приобрело специальное техсредство, рекламируемое как устройство бытового назначения, добросовестно заблуждаясь относительно его фактического предназначения)», — подчёркивается в документе.

Президент общественной организации «Коллективная защита» Марат Аманлиев поясняет, что на это постановление в первую очередь должны ориентироваться следователи.

«Теперь следователь должен доказать обратное — что устройство не приобреталось с целью использования в перечисленных ВС целях. Следствие должно проводить доследственную проверку максимально полно, чтобы определить, есть ли состав преступления. Если же правоохранители будут вопреки позиции ВС направлять такие дела в суд — будут оправдательные приговоры и реабилитация». 

По мнению Аманлиева, закон даже в случае принятия поправок правительства необходимо изменить — чтобы сам факт владения СТС был декриминализирован.

«Уголовная ответственность должна наступать, только если с помощью такого СТС противоправно собиралась информация о других гражданах без их ведома», — поясняет он. 


На ситуацию вокруг «шпионской статьи» чиновники, суд и правоохранительные органы обратили внимание после резонансного случая в Курганской области, где на фермера Евгения Васильева, купившего GPS-трекер для своего телёнка, завели уголовное дело за незаконный оборот спецсредств.

Корреспондент RT задал вопрос об уголовном преследовании фермера президенту России Владимиру Путину на пресс-конференции, прошедшей 14 декабря 2017 года, и история Васильева получила широкую огласку. Путин согласился, что вопрос нужно урегулировать, и пообещал разобраться. Впоследствии СК РФ закрыл уголовное дело в отношении Евгения Васильева: в действиях мужчины не нашли преступного умысла.


7 февраля 2019, Пётр Светов"

Сссылка на источник.


Нет комментариев

Добавить комментарий